ХУЖЕ РАДИАЦИИ
Повесть, рассказы









Свидетельские показания

       Странное пришло в роту радиационной разведки пополнение.
       Вернее, пополнение как пополнение – с десяток мужиков, постарше и помоложе, с вещмешками – неуютной кучкой новичков столпившихся у наших палаток. Дело было в 20-х числах июля месяца 1986 года. Может, в начале августа.
       Странной была инструкция, которая это пополнение сопровождала.
       А именно: каждый день эти люди должны были получать ровно 2 рентгена.
       2 (два)  р е н т г е н а   р о в н о. Каждый день.
       Мы озадачились.
       Две причины:
       2 рентгена были предельно допустимой дозой за день. Определено это было приказом Министра обороны Союза Советских Социалистических Республик (так нам говорили, а приказ был секретным, никто его и в глаза не видел). Если начальник допускал, что его подчиненный получал больше – начальника наказывали. Как – не скажу, не знаю: никто не допускал – по бумагам, конечно.
       То есть главное – чтоб не больше. Но чтоб ровно и аккуратно – и ежедневно – каждому бойцу – 2 рентгена полностью...
       А во-вторых – мы просто не могли этого сделать. Не в смысле, что мы работали на уровнях слишком низких – или слишком высоких – что в эти 2 рентгена не попадали. Мы просто не могли гарантировать, что экипаж привезет из разведки ровно 2 – на то она и разведка. А специально следить за этим – и без того мороки хватает...
       Странно.
       И зачем все это нужно?..
       Через полчаса прояснилось (в лагере информация циркулирует быстро).
       И мужики, все еще жмущиеся кучкой, – не успели разойтись по взводам – получили прозвище:
       ПОДОПЫТНЫЕ КРОЛИКИ
       Это были – подопытные кролики. У них у всех перед завозом в зону взяли кровь на анализ – не на простой, обычный клинический, из пальца, – а на биохимический, из вены. И послали выполнять обычную работу по уборке радиоактивного мусора. И паралельно – «экспонироваться» – по 2 рентгена ежедневно. А потом, всадив в них потребную науке дозу – пардон, «науке» – дозу (о, разумеется, не выше предельно допустимой здесь за все время – 25 рентген), их демобилизовали б, перед этим снова взяв биохимический анализ крови. Что-нибудь вроде «Влияние хронического облучения в количестве 2-х рентген в сутки на биохимию крови мужчин». Или «острого облучения...» – смотря как смотреть.
       Я живо представил себе (по своей сравнительно невинной гражданской специальности приходилось иметь дело с военными заказчиками), какое стадо сытых кормилось на этих нескольких десятках людей – к тому времени мы уже знали, что по разным частям в нашем лагере раскидали еще «кроликов»... А почему, собственно, «нескольких десятках»? Они могли пригнать и «стадо» – стадо кроликов, раскидав их по разным лагерям, – сколько их вокруг зоны? – один на одном, и все людьми кишат...
       Отличительная черта хорошего эксперимента – достоверность. Достигаемая, в числе прочих путей (особенно если мозгов не хватает) – большим количеством экспериментального материала... Вот так.
       Честно говоря, не помню, успели мы их послать на работу в зону или нет – их быстро забрали. Собрали всех кроликов в один БСО нашего лагеря – один из батальонов специальной обработки, занимающихся дезактивацией. Проще говоря, поставляющих живую силу – за неимением соответствующей техники – для уборки радиоактивного дерьма разных форм и видов. Обычно работают бригадами – все на одном yровне, и доза всем одна; проще посылать, дозу проще контролировать. «Достоверность»...
       Вот, собственно, и все.
       Кроме того, пожалуй, что мы – несколько офицеров роты разведки, которые решали, кого куда ставить работать – испытали что-то вроде облегчения: не пришлось в чем-то нехорошем поучаствовать – обошлось...
       Теперь – все.
       Кроме главного:
       – Вы, может, думаете, что перед вами рассказ – так сказать, «штука изящной словесности»?
       Ни хрена подобного.
       Посмотрите на заглавие.

        ДАЛЕЕ >>>

Web-дизайн: М.Опалев
Студия ARWIS  Харьков, 2001